Арабские женщины

Арабские женщины
Арабские женщины… При мысли о них возникают два полярных образа. Первый — эдакая Шахерезада из «Тысячи и одной ночи» — томная, но страстная красавица, увешанная драгоценностями и одетая в полупрозрачные одежды. Второй образ — существо, закутанное в чёрную робу, забитое и бесправное, но опасно таинственное и влекущее.

Образ Шахерезады. При всей своей литературщине и вульгарной стереотипичности образы эти, в общем, правильны. В том смысле, что имеют весьма реальную жизненную основу. И одновременно неправильны, потому что жизнь сложнее любых черно — белых стереотипов и литературных образов хотя бы потому, что два «полюса» могут прекрасно совмещаться в одной, отдельно взятой женщине. То есть чёрная роба может укрывать ослепительную Шахерезаду, причём необязательно забитую и бесправную. Правда, распознать это почти невозможно, так как ислам предопределил крайнюю закрытость местного женского мира. Хотя и здесь всё не однозначно. В исламе при системе основополагающих догм всё — таки нет структуры, унифицировано регламентирующей всё и вся. Существует множество религиозных толков (мазхатов), отдельные религиозные авторитеты (улемы) обладают правом на довольно широкую интерпретацию той или иной религиозной нормы. Всё это правомерно и в отношении женщины, её положения в обществе и семье. Проще говоря возможны варианты.
Какой это вариант — зависит прежде всего от того, к какой семье (роду, клану) женщина принадлежит, какого направления в исламе эта женщина придерживается. Очень многое зависит и от страны. Одно дело, если это Саудовская Аравия с её клерикальным режимом, другое — светские Тунис, Египет, Сирия, не говоря уже о Ливане, где половина населения тоже арабы, но христиане. Положение женщины у христиан, которых, кроме Ливана, довольно много в Сирии (17%), Иордании (10%), Израиле и Палестинской автономии (20% палестинцев) сильно отличается от их положения в исламских сообществах. И всё же свыше 90% арабов — мусульмане, а потому жизнь большинства арабских женщин определяется исламской традицией, а порой и доисламской.

Тень мужчины

В самых ортодоксальных арабских странах женщины носят черные платья, а мужчины — белые одеяния. Объяснение простое: «женщина» это тень «мужчины». В арабской цивилизации доминирование мужчин абсолютно. Ещё в доисламские времена рождение девочки считалось плохим предзнаменованием. Случалось, что девочек закапывали живыми при рождении. С приходом ислама женщина хоть и обрела кое — какие права, но всё равно рассматривалась как низшее существо, всего лишь как средство продолжения рода. Да и права её ограничились кухней и заботами по дому. Сызмальства арабский мальчик усваивает, что он для женщины царь и бог, и должен относиться к ней как к особе неразумной и безответной, даже если это его мать. Она не отвечает за воспитание детей, только за обслуживание. За детей, их жизнь и судьбу целиком отвечает мужчина.
И арабским мужчинам, и женщинам внушается то, что удовольствие сексуального свойства — грех. Секс до брака и прелюбодеяние считаются тяжелейшими преступлениями. Мужчине запрещается не только прикасаться к женщине, не являющейся его женой, но даже смотреть на неё. Но вот ведь парадокс: и сексуальные привилегии в исламской культуре дозволяются только мужчинам — согласно давнему представлению, любовь к противоположному полу могут испытывать лишь представители сильного пола. В числе этих сексуальных привилегий прежде всего многоженство (до четырёх жён), а также «Мута» — институт «временного брака», дающий возможность иметь наложниц и пользоваться услугами проституток. Согласно «Аль — Хадис», во время джихада мужчины пришли к пророку Мухаммеду и сказали: «Мы воюем вместе с тобой, Посыльный Аллаха, но наши жёны вдали от нас. Должны ли мы кастрировать себя?» Пророк запретил кастрацию и позволил «Мута». Все мужчины женились на женщинах на определенное время (обычно за три дня) за калым (кусок ткани). А вот женская сексуальность рассматривается как угроза мужскому превосходству и одновременно и одновременно как греховный соблазн, а потому жёстко контролируется. С раннего возраста девочке внушают, что секс не должен быть приятным для неё. Но одними внушениями дело не ограничивается. В наиболее патриархальных сообществах до сих пор практикуется обрезание девочек (удаление клитора), чтобы гарантировать отсутствие оргазма при сексуальном контакте.
Замуж девушку обычно выдают без учёта её воли. Брак — семейное дело, а не личный выбор. В отличие от европейцев с их индивидуализмом, арабы сосредоточены на группе. Семья, род, клан более важны, чем отдельный человек. Действие женщины пристально контролируется семьей. Она находится во власти мужчин — сначала отца, затем мужа и, наконец, сыновей. Она может появляться вне дома только в сопровождении мужа или мужчин — родственников. Когда целомудрие женщины под сомнением — её семья испытывает позор. В результате чего ставится под угрозу клан, из — за чего будет трудно устроить браки незамужних сестёр, а мужчины — родственники будут презираемы, пока не совершат «убийство чести».

Дело чести

Опозоренных убивают отцы, мужья, дяди или сыновья. Причём матери и сестры жертвы часто защищают «убийства чести», а иногда и помогают их выполнить. Это ещё доисламская традиция. То же закапывание грудных дочерей часто имело целью избежать позора, который они могут принести позже. «Убийства чести» происходят по самым разным причинам, включая слухи (даже неподтверждённые), о добрачном или внебрачном сексе; попытку девушки отказаться от устроенного брака или получить развод просто из –за факта разговора с мужчиной. Причём даже за изнасилование, в том числе кровосмесительное, ответственность возлагается прежде всего на женщину. Мужчины считаются менее виновными — женщина наверно соблазнила его. А она должна защитить свою честь даже ценой жизни: если осталась жива — её осудят за «ошибку» и могут убить.
Понятное дело, большинство таких убийств происходят в бедных сельских областях или среди необразованных городских обитателей. Чаше убивают скрытно дома, а иногда и публично — перед толпами зрителей. Женщины, чувствую, что их жизнь разрушена позором, покорно отдают себя на резню. Они всё равно исторгнуты из общества и спрятаться им негде. Власти реагируют вяло. Если кого и сажают, то ненадолго. Будучи в Иордании, я сам читал в газете отчет о процессе над молодым человеком, убившим сестру в порядке «защиты семейной чести». Мать убитой девушки полностью одобрила действие убийцы, который получил всего полтора года. Мужу, конечно, можно и не убивать опозоренную, а развестись с ней. По закону Шариата, надо лишь повторить три раза при свидетелях: «Ты мне не жена!», чтобы зарегистрировать развод. Этим, кстати, может объясняться то обстоятельство, что на многих арабских женщинах так много украшений. В ряде арабских сообществ после произнесения мужем «формулы развода» бывшая жена должна тут же уйти, унося с собой только то, что на ней. По своей инициативе женщине развестись очень трудно, а часто и невозможно без согласия мужа. Надо доказать, что муж жестоко с ней обращается (лупить жену дозволяется, но не «чрезмерно»), не обеспечивает её или физически неполноценен.

Особое отношение к арабским женщинам

В общем, казалось бы мрак полнейший. Но с этим не согласятся не только арабы — мужчины (что вполне объяснимо), но и многие арабские дамы (если удастся без опасности для жизни с ними на эту тему побеседовать). Все или почти все из вышеизложенного будет если не оспаривать, то по крайне мере, по — другому интерпретировать. Но я заранее оговорился, что ислам допускает широчайшие возможности для объяснений. Вот, например, другая интерпретация того, почему арабские женщины ходят в золоте. Арабская поговорка гласит: «Женщина без золота — голая женщина». Хотя язык никак не поворачивается назвать голой особу, укутанную в чёрное. Стало быть, богатые украшения — это не боязнь развода, а манифест, прославляющий щедрость и достаток мужа. Ведь после развода калым и все собственные накопления остаются при жене. Вдобавок муж, как правило, продолжает заботиться о прежней супруге. Что ж, бывает и такое.

Многоженство

Очень благодатная тема для опровержения тезиса о незавидном положении арабской женщины — многоженство. Тут вам сразу скажут, что не каждый мусульманин имеет право на вторую жену. Он не может жениться второй раз только потому, что ему этого захотелось. Должны быть очень веские причины, скажем, бесплодие супруги. А вот если он берёт в жены сироту или вдову, то это одобряется исламом. Основное условие — мужчина должен одинаково относиться ко всем жёнам, одинаково их обеспечивать. Для этого нужно много денег, а потому у большинства арабов всего одна жена. Ещё соображение: многоженство помогает избежать внебрачных связей, нехороших болезней, внебрачных детей. Значит, в нем нет ничего плохого. Наоборот, так женщина спасается от одиночества и бедности. И самое главное, по мнению мужского населения, «особое отношение» со стороны мужчины компенсирует женщине отсутствие прав. Обретя жену за большие деньги, араб ценит её как самое дорогое сокровище. Одно дело, что там предписывает Коран. Мужчина всё равно должен уметь покорить женщину и заставить полюбить себя. Видимо, в этом и заключается один из секретов обаяния арабской культуры, ведь сам образ жизни основывается не на бездумном следовании традициям, а на мастерстве межличностных отношений, подразумевающих весь их диапазон — от физиологической чувствительности до духовных аспектов. Арабы, как правило, мастера в искусстве любви, а древняя арабская культура тому доказательство.

«Женщина — глаза и уши мужчины», — говорят арабы. Мужчина действует, а женщина является как бы его визирем и лекарем. Той же Шахерезадой. Если она не может управлять мужчиной с помощью своей воли, то она управляет им через любовь и детей. Арабы (продвинутые, конечно) даже жаловались мне, что жены покорны лишь внешне, но исподволь всем заправляют.Это было в Египте. И я это не забуду…
Приведу что-то вроде иллюстрации. Как-то мне довелось присутствовать на египетской дискотеке в Хургаде. Там один египтянин часа два танцевал перед сидящей супругой — ослепительной красоты дамой в платье европейского покроя. Танец этот был насыщен исступленной страстью. А потом дама встала, усадила мужа и станцевала перед ним всего один, но свой танец. И сразу стало ясно, почему мужика так колбасило.
Prêt — à — porter по — арабски
Наиболее широкий «спектр» закрытости — открытости арабской женщины в плане одежды можно наблюдать в Сирии. Градация здесь примерно такая: полный черный хиджаб с чадрой; черный или цветной хиджаб с открытым лицом; черный или цветной хиджаб с щелочкой для глаз; черный или цветной головной платок, длинное пальто и перчатки, платок плюс чадра; длинное одноцветное платье с платком; европейская одежда (джинсы, закрытая блузка или закрытое платье ниже колена) с платком и, наконец, европейский наряд с произвольной степенью открытости и без платка.

Михаил Калишевский

Читайте истории в Дзен/ автор статьи
Загрузка ...
Египет истории